Перовская

Революция и Гражданская война

Перовская Перовская
Перовская  
О ПРОЕКТЕ| КАРТА| НА ГЛАВНУЮ  
 

Перовская

Перовская

Перовская Софья Львовна (1853, Петербург - 1881, там же) - народница. Родилась в аристократической богатой семье. В 1869 поступила на Аларчинские женские курсы, дававшие образование в объеме мужской гимназии. В 1870 ушла из дома, порвав с самодуром-отцом. В 1871 стала одним из организаторов кружка "чайковцев" и участвовала в "хождении в народ" в Самарской и Тверской губерниях. В 1873 вернулась в Петербург и содержала конспиративную квартиру. В 1874 при разгроме кружка была арестована. После недолгого пребывания в Петропавловской крепости отпущена к отцу на поруки.

В 1874--1877 после окончания фельдшерских курсов служила в больнице. В 1877 была арестована, судима по "Процессу 193-х", оправдана, но отправлена в административную ссылку в Олонецкую губ. По дороге бежала и перешла на нелегальное положение. Являясь членом "Земли и воли", Перовская участвовала в 1879 в Воронежском съезде, где произошел раскол партии. Вошла в Исполнительный комитет "Народной воли" и деятельно участвовала в двух неудавшихся покушениях на Александра II в 1879, 1880. В 1881, после неожиданного ареста И. Желябова, возглавила группу, совершившую убийство императора. Приговоренная к повешению, Перовская стала первой женщиной в России, казненной по полит, процессу.

Перовская о себе

От роду имею-27, вероисповедания-православного. Происхождение и народность-из дворян, русская. Звание-дочь действительного статского советника, не замужем.

Место рождения и место постоянного жительства-родилась в Петербурге, где и проживала почти безвыездно с конца ноября 1879 г.

Семейное положение-имею двух братьев, живущих в Крыму, и сестру, находящуюся замужем за доктором Загорским, который, кажется, служит в Саратовской губернии.

Экономическое положение родителей - отец Лев Николаевич служит в совете при министерстве внутренних дел, мать моя Варвара Степановна живет в Крыму.

Были ли за границей, где и когда именно - за границей была только в детстве в 1865 г.

Привлекался ли ранее к дознаниям, каким и чем они окончены - привлекалась к процессу о 193 лицах, была оправдана, после суда высылалась административно в Олонецкую губ., но по пути скрылась со станции Волхов или Чудово Николаевской железной дороги.

На предложенные мне вопросы отвечаю:
...В 1869 году осенью я вместе с родителями приехала в Петербург, где поступила на женские курсы при 5-й мужской гимназии. В 1870 г. осенью, по семейным обстоятельствам, я оставила родительский дом и начала жить самостоятельно, готовилась в народные учительницы, желая способствовать развитию народа. В 1872 г. я держала в Петербурге экзамен на народную учительницу; несмотря на то что экзамен я выдержала, мне все же, не объяснив причин, не выдали диплома. Тогда на зиму я отправилась в Тверскую губ., в Корчевской уезд, село Едимоново, прожила там всю зиму с 72 на 73 г. в качестве помощницы учительницы при народной школе. В 73 г. весною выдержала экзамен в Твери и тут получила диплом. На лето вернулась в Петербург и с осени начала тут занятия с рабочими. 5 же января 1874 г. меня арестовали; летом я была выпущена на поруки и уехала к матери, в Крым. Потеряв возможность быть дальше народной учительницей, я начала изучать фельдшерство. В 1874 г. поступила в симферопольскую земскую больницу, где я служила вплоть до вызова на суд в 1877 году в августе месяце. Судом я была оправдана, и в мае 1878 г. уехала опять к матери, где была арестована в августе для административной высылки в Олонецкую губ. С дороги я скрылась и с тех пор жила нелегальной. К революционному движению я примкнула с 1872 года.

Относительно мотивов, под влиянием которых партия и я, как член партии, начали террористическую деятельность, пояснить могу следующее. Стремясь к поднятию экономического благосостояния народа и уровня его нравственного и умственного развития, мы видели первый шаг к этому в пробуждении в среде народа общественной жизни и сознания своих гражданских прав. Ради этого мы стали селиться в народе для пропаганды, для побуждения его умственного сознания. На это правительство ответило страшными репрессиями и рядом мер, делавшими почти невозможной деятельность в народе. Таким образом, правительство само заставило партию обратить преимущественное внимание на наши политические формы как на главное препятствие народного развития. Партия, придерживаясь социалистического учения, долго колебалась перейти к политической борьбе, и первые шаги по этому пути встречали сильное порицание со стороны большинства партии, как отступление от социализма. Но ряд виселиц и других мер, показывавший необходимость сильного отпора правительству, заставил партию перейти решительно на путь борьбы с правительством, при которой террористические факты являлись одним из важных средств. Упорство же в посягательствах на жизнь покойного Государя вызывалось и поддерживалось убеждением, что он коренным образом никогда не изменит своей политики, а будут только колебания: одной ли виселицей больше или меньше, народ же и общество будут оставаться в прежнем вполне бесправном положении. Точно определить время зарождения мысли о цареубийстве нет возможности, во время соловьевского покушения единой всероссийской организации, строго говоря, не существовало, и мысль о покушении самостоятельно существовала в нескольких отдельных группах, но не у всех революционных деятелей."